Поиск
  • Василий Буйлов

"Реинкарнация" кинопроизводства в Красноярске

Пост обновлен 13 мар. 2018 г.

Мы делаем коммерческий продукт, у нас нет задачи снять фильм «во что бы то ни стало», чтобы потешить своё самолюбие и продемонстрировать внутренний мир. Мы хотим сделать продукт, который привлечёт людей в индустрию в регионе.

Василий, недавно вы провели кинопробы актеров на фильм, который скоро будете снимать на Столбах. В Красноярске уже были попытки снимать кино, и многие разочаровались, потому что результат был далёк от того, что мы привыкли называть словом “кино”. Как вы думаете, почему?

Здравствуйте! Я думаю, такой результат был потому, что не было профессионального подхода. Первое время, когда мы предлагали актёрам прийти на кастинг, они относились к этому с большим недоверием. Многие так и говорили: «Мы уже снимались и это было совсем не то, что мы ожидали». Я рад, что нам удалось преодолеть это предубеждение.

И как вам это удалось?

Мы проводили встречи с актёрами, рассказывали саму историю, как мы будем работать, какого результата мы хотим добиться.

И какого результата вы хотите добиться?

Мы намерены выйти в прокат.

В Штатах было проще организоваться, потому что это очень организованная страна. За семь месяцев работы там я абсолютно поменял своё отношение к работе, к труду в целом.

По всей России? Насколько я понимаю, это непросто даже для режиссёров-мэтров.

Мы пока говорим о территории края. И здесь у нас подписано соглашение с прокатной госкомпанией “Енисей-кино”, о том, что, в случае успешного завершения работы над картиной, нам гарантирован выход в прокат на более чем сто экранов по краю.

По Красноярскому краю? У нас есть столько экранов?

Да. По красноярскому краю у нас есть такое количество экранов. Это результат массовой кинофикации. Государство при помощи Фонда Кино работает с 2013-го года над построением государственной сети кинотеатров с обязательным квотированием: до 50 процентов прокатного времени должно быть отдано отечественным кинокартинам.

То есть, я правильно понимаю: эти залы могут показывать “трансформеров”, но половину времени они должны отводить российским картинам?

Совершенно верно.

А коммерческие сети? В частных кинотеатрах люди смогут посмотреть фильм?

Мы будем работать над этим, но позже, когда картина уже будет запущена в производство.

То есть, вы ещё не начали снимать фильм, но уже знаете, где его будете показывать? Это обычная практика? Так всегда делается?

Если это не фестивальное кино, то так обычно и делается. Когда мы идём к инвестору и предлагаем вложить деньги в фильм, он должен понимать, во что он вкладывает, как и когда он сможет вернуть вложенные средства. Если мы предлагаем партнёрство, то потенциальный партнёр должен понимать, что его компанию увидят в титрах по меньшей мере пятьсот тысяч человек по краю.

Мы делаем коммерческий продукт, у нас нет задачи снять фильм «во что бы то ни стало, чтобы потешить своё самолюбие и продемонстрировать внутренний мир». Мы хотим сделать продукт, который привлечёт людей в индустрию в регионе. Поэтому мы всё делаем поэтапно. Делаем кастинг, чтобы убедиться, что у нас достаточно актёров, чтобы не привлекать кого-то из Москвы.

Вы довольны результами кастинга?

Весьма. В кастинге участвовало 55 человек, большинство из них - профессионалы, — сильные, действующие актеры. У меня были опасения, что после театра артистам будет сложно преодолеть сценическую манеру игры, ведь у многих почти совсем не было опыта в съёмках. Но всё оказалось намного лучше, чем мы себе представляли.

На сегодняшний момент 80 процентов актёров утверждены на роли. Во многом благодаря Тине Суховой, нашему кастинг-директору, которая провела титаническую работу. Кроме того, помимо прекрасного актёрского состава, мы сформировали актёрское агентство в Красноярске. Первое и пока единственное.

Хочется спросить, зачем нужно актёрское агентство, если в Красноярске нет киноиндустрии?

Да, это резонный вопрос. Люди часто задают его. Кино, это огромный механизм со сложной инфраструктурой и технологиями. Это прежде всего организация и оптимизация процессов. Вот, к примеру, сейчас какая-то компания надумает снимать рекламу о своём продукте или услуге, где они будут искать актёров? И главное, как? Нужен выбор, а выбирать приходится только по крупицам, через знакомых, через сайты театров. Это неудобно. Но теперь есть агентство, куда можно обратиться и поставить техническую задачу кастинг-директору, например, нужны близняшки-девочки или брюнет с голубыми глазами. При том, что это должны быть профессиональные актёры. Чтобы построить техническую базу, нужно много времени и ресурсов, но актёры у нас уже есть, их нужно только систематизировать. Поэтому мы начали с агентства.

Что дальше?

Мы, конечно, сконцентрированы на производстве нашего фильма «Реинкарнация», это главное сейчас. Это именно тот процесс, в случае успешного завершения которого появится уже какая-то часть инфраструктуры. Понимаете, если создать производственную базу, ею станут пользоваться. Пока что-то не появилось, большинство людей не подозревают даже, что это возможно.

Вы знаете, это большая роскошь, мне кажется, когда ты делаешь кино. Мы все так привыкли выживать, делать только то, что необходимо для выживания. А когда ты делаешь кино — это значит, что ты живёшь, у тебя есть силы на что-то большее, чем сводить концы с концами.

А вам не страшно? Я имею ввиду, такого ведь никто раньше не делал у нас.

Знаете, любопытство и азарт, вот эти чувства перебарывают страх. Мы вот что-то делаем, кинопробы провели, например. Никто не делал так здесь, а у нас получилось, хотя было страшно. И вот люди смотрят на это и спрашивают: а так можно было? А ведь именно так и нужно делать. Не надо искать актёров среди знакомых, нужно брать профессионалов, если ты хочешь сделать качественный продукт.

Это ещё одна причина, почему мы сделали агентство — чтобы защитить актёров. Пишет какой-то режиссёр артисту в личку, мол, прочитай мой сценарий, хочу тебя позвать играть в моём фильме, а тот отправляет его к кастинг-директору. Кастинг-директор здесь выступает в роли фильтра, он читает сценарий, или синопсис, общается с Автором и понимает, что не стоит актёрам даже предлагать этот проект. Или наоборот, помогает режиссёру найти правильное решение и предлагает ему свою помощь.

И берёт комиссию?

Разумеется. Так это работает во всём мире.

Кстати о мире. Расскажите о своей работе в США? Что вы там делали? Как туда попали?

Совершенно случайно. (Смеётся) Это так, в двух словах, не рассказать, но если в общих чертах, меня позвали снимать документальный фильм об американцах. Это небольшая компания, в составе учредителей которой был украинец, который меня и рекомендовал. Это очень сложно обьяснить, но это не важно.

Проект называется «Лоскутное одеяло», он о простых американцах. Это их истории, как они попали в США, чем теперь занимаются. Мы вообще довольно мало знаем об Америке, об американцах, как и они, в свою очередь, о русских почти ничего не знают.

Вот, например, Го Ланьцзюнь, она выросла в многодетной семье в бедной провинции в Китае. Они жили, буквально, в сарае, у них не было даже посуды, какие-то вёдра, тазики. Это вообще трудно себе представить. Фантастической воли женщина, она теперь живёт в Сан-Франциско и работает в клинике нейрохирургии. Она профессор нейрохирургии мозга. Читает лекции в разных странах и оперирует людей, спасает им жизни. Она каждый день садится под соснами на заднем дворе и работает над статьями, готовится к лекциям, читает новейшие исследования в области мозга. Меня восхищают такие люди! И таких людей очень много.

И когда мы сможем увидеть этот фильм?

В 2019-м году, я думаю. Мы сняли первый блок, это четыре месяца путешествия, восемь штатов. Будем снимать следующий блок в 2019-м году. Мне бы очень хотелось показать этот фильм в Красноярске, я постараюсь это организовать.



Так долго снимали? Четыре месяца?

Это документальное кино, оно требует выдержки. Всё нужно спланировать, организовать, придумать. Кинопроизводство не терпит спешки. Нужно тщательно готовиться.

Любая история собирательна, любой герой в искусстве состоит из осколков чьих-то жизней. Герой произведения — это не человек, это идея о человеке.

Может быть, это провокационный вопрос, но была ли такая возможность — остаться работать в США и если была, почему не остались?

Меня немного пугает сама формулировка — «остаться где-то». Я понимаю вопрос, да, иногда мне его задают. И сам себе задаю иногда. Я попробую ответить.

Я имею ввиду, если бы вы там решили остаться, то были бы вы там востребованы, как режиссёр?

Как режиссёр, это вряд ли. Я снял четыре короткометражных фильма, несколько телепередач, несколько документалок, таких режиссёров по всему миру если не миллион, то, может быть, сотни тысяч. Тут важно понимать, что в Голливуд, в американскую киноиндустрию стоит очередь, и у этой очереди есть определённые свойства. Почему наших актёров и режиссёров не так много в американской киноиндустрии? Я бы сказал, что их там почти совсем нет. Причины очевидны.

Американский кинематограф — англоязычный и здесь есть очередь из стран, которые первые в списке на пополнение кадров. Это, разумеется, сами США, в которых очень много талантливых кинематографистов, затем Британия, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, затем Евросоюз, Япония, Китай, остальная Азия. И Россия, если и находится в этой очереди, то в лучшем случае — в составе “остальной Азии”. И конечно, если ты уже не являешься суперзвездой в своей стране, то о карьере в Голливуде даже не нужно всерьёз думать. Это наивно.

Так обстоит дело с режиссёрами и актёрами. Но как композитор, я налаживаю связи в США, и это более или менее реально. Музыка не имеет границ и языковых барьеров. В следующем году у меня будет два концерта в Штатах, в Лос Анджелесе и Портленде.

Это будет музыка для фильмов?

Это будет академическая музыка. Неоклассика, как сейчас говорят. “Cinematic trio” для фортепиано, скрипки и виолончели. И цикл фортепианных пьес “Одиссея”, посвящённый Жаку-Иву Кусто.

Вы не оставляете музыкальную карьеру? Как вы всё успеваете?

Ну, это злободневный вопрос. Самоорганизация, тайм-менеджмент мне помогает, конечно, если я выдерживаю ритм, но это очень трудно. В Штатах было проще организоваться, потому что это очень организованная страна. За семь месяцев работы там я абсолютно поменял своё отношение к работе, к труду в целом. Американцы потрясающие работяги, они трудоголики до мозга костей. Не все, конечно. Но успешная часть общества работает фантастически.

Я, когда вернулся в Россию, увидел разницу между развитой экономикой и реально отсталой экономикой. Экономика — это труд, это не финансы, не ископаемые ресурсы. Это идея, помноженная на труд. У нас всё как-то сложно с идеей сейчас в России, мы, конечно, пока не умеем так работать. Но мы учимся. Я каждый день борюсь с собой, с фрустрацией, с ленью.

И кто побеждает?

Побеждает, конечно, время. Оно всегда побеждает. Можно сыграть с ним вничью, но победить нельзя.

Вы готовитесь к съёмкам полнометражного художественного фильма “Реинкарнация” в Красноярске. Расскажите об этой истории! Это ведь основано на реальных событиях?

У нас очень любят использовать эту формулировку “На реальных событиях”, как будто она что-то гарантирует зрителям. Мне кажется, что история должна быть прежде всего интересной, захватывающей и красивой. И не важно, вымышленная она или взята из жизни.

Я не помню, в каком точно году, но это было больше десяти лет назад, парень с девушкой заблудились на «Столбах» и остались ночевать где-то посреди тайги. Их нашли на следующий день. Девушка осталась жива, парня спасти не удалось. Я не знаю подробностей истории, но эта информация осела где-то в памяти.

Я задавался вопросом, как теперь живёт эта девушка, что она чувствует, что делает. И однажды где-то проскочила информация, что она живёт в другом городе, вышла замуж и родила несколько детей. Кто-то спрашивал её, страдает ли она от того, что произошло в прошлом, от того, что потеряла близкого человека. Она вроде бы сказала, что не имеет права страдать. Меня поразила её фраза, что она живёт за двоих и не может позволить себе прожить жизнь как попало, ведь он грел её и отдал ей своё тепло. Это, может быть, не её слова, может быть, это совсем из другой истории, но для художника это не имеет значения.

Любая история собирательна, любой герой в искусстве состоит из осколков чьих-то жизней. Герой произведения — это не человек, это идея о человеке. Поэтому, я не могу сказать, что история основана на реальных событиях, могу сказать только, что она вдохновлена реальной жизнью и людьми.

Что будет в фильме? Это история о том, как они заблудились в заповеднике?

Это история отношений двух молодых людей, их любви. По форме, это взгляд на одни и те же события со стороны заблудившихся ребят и со стороны тех, кто проводил спасательную операцию. С одной стороны главная героиня — Анна, которая выжила и потеряла близкого человека, а с другой стороны Павел Валерьевич, руководитель спасательной операции, который уверен, что если бы они сделали всё правильно, то могли бы успеть спасти и молодого человека. Сама история с тем, как они заблудились, не будет занимать много времени экранного, основное время будет уделено их отношениям, до того, как они заблудились и тому, как герои научились с этим жить после всего, что случилось.

Я работаю за небольшой процент от сборов в прокате и зарплату продюсера.

Видимо, хэппи-энда нам не стоит ждать. Будет грустный фильм.

Я не могу сказать, что фильм будет грустный. События в фильме тяжёлые, но это не значит, что всё плохо и надо сгущать краски. Люди живут и стремятся обрести счастье, они думают о будущем, они вспоминают прошлое. Будет много забавного, романтичного. Конечно, такого хэппи-энда, как если бы они выиграли миллион и жили долго и счастливо, не будет. Но в конце фильма будет рассвет и будет хотеться жить, любить, ценить каждый момент.

А почему такое название «Реинкарнация», будет какой-то религиозный подтекст?

Не могу об этом говорить, потому что это спойлер. Могу только сказать, что в фильме не будет никакой мистики, и совершенно никакого религиозного подтекста не будет. Название фильма очень сильно связано с его смыслом. Но это станет понятно только после просмотра.

А почему вы решили снимать этот фильм именно в Красноярске, где нет индустрии? Эта история могла случиться в любой точке мира, в любом заповеднике, в любой климатической зоне есть свои опасности.

Как зритель, я это понимаю, да. И этот факт нравится мне, как продюсеру.

Кстати очень важно, что это универсальная история, это значит, что можно будет продать эту историю, в том числе, на небольшие международные площадки. Но, как для режиссёра и жителя края, человека, который вырос в этих местах, для меня важно, что эта история происходит именно здесь, она произошла здесь.

Мне хочется, чтобы это стало фактом, чтобы эта история поселилась здесь, и когда ты приходишь на Столбы, эта история, память о ней, уже была в твоём сердце. В этом и есть главное достоинство кино, оно попадает в сердце, делает вымышленные события подлинными.

Вы знаете, это большая роскошь, мне кажется, когда ты делаешь кино. Мы все так привыкли выживать, делать только то, что необходимо для выживания. А когда ты делаешь кино — это значит, что ты живёшь, у тебя есть силы на что-то большее, чем сводить концы с концами.

У меня есть мечта, заветная мечта. Прийти в кинотеатр в Дивногорске, купить билет на фильм, который произвела компания “Саянфильм”, которую я делал собственными руками, по крупицам вынашивал и собирал её почти десять лет, и которая зарегистрирована в Дивногорске, сесть в кресло и посмотреть фильм, который произвела эта компания. Посмотреть собственный фильм вместе с другими жителями города. Зная при этом, что фильм идёт во всех кинотеатрах страны. Вот к такого рода роскоши я стремлюсь.

Кстати, это ещё один аргумент в пользу того, почему в Голливуде нет наших режиссёров, потому что режиссёр очень тесно связан с контекстом страны, в которой он вырос. И если его вырвать из этого контекста, то он просто будет неинтересен.

А как у вас складываются отношения с властями, они ведь наверняка в курсе, что вы делаете такой проект? Они оказывают поддержку?

Отношения складываются. Все понимают, что такой проект нужен городу, я имею в виду Красноярску. Нам удалось убедить многих уже в том, что мы делаем серьёзное дело. Министерство культуры края оказывает нам поддержку информационную и техническую.

На днях мы ездили выбирать локации для съёмок в Заповедник, нам помогала с организацией красноярская Кинокомиссия, всё было хорошо организовано.

А руководство заповедника вам пошло на встречу? Их не пугает, что в истории показывают, как люди заблудились, один из них погибает. Вдруг это как-то может напугать людей и они станут реже ходить на Столбы?

Вы знаете, что интересно? Мы выбирали натуру и спустились от Четвёртого столба в сторону Фермы. Это тропа, которая ведёт к Диким столбам. И мы там встретили, догнали, если быть точнее, москвича, который, если бы не услышал наши голоса, пошёл бы дальше по тропе и неизвестно, что с ним случилось бы, учитывая, что дело было к закату и он одет был в джинсы и пальто. Он испугался, когда мы ему сказали, что он идёт в другую сторону. Нам бы хотелось, чтобы люди ходили на столбы чаще после нашего фильма, но были осторожнее и внимательнее друг к другу.

Ещё один очень важный момент мне хочется добавить. В нашем фильме события происходят в каком-то национальном парке рядом с крупным сибирским городом. Там будет вымышленная база спасателей, у которых будет вымышленная, специально сделанная униформа, они будут передвигаться на снегоходах. То есть, это не будет буквально «история, которая разворачивается на Столбах»

Даже так? А почему? Это какая-то особая кинематографическая этика?

Это игровое художественное кино, в котором все персонажи и события вымышленные. Любые совпадения являются случайностью.

Но ведь подобная история была! Люди неизбежно будут сопоставлять фильм с реальными событиями.

Конечно, была. Фильм «Титаник», например. Там девушка выживает, парень погибает. Таких историй было множество. И как раз в этой ситуации мера условности зрителю поможет сосредоточиться на истории, а не искать, что же там было на самом деле и совпадает ли это с фильмом. Мы дадим титр в начале фильма, «все события и персонажи являются вымышленными, любое совпадение чистая случайность»


Давайте поговорим о деньгах.

Давайте. С удовольствием.

Какой бюджет и откуда деньги?

Лимит затрат у нас в пределах 18 миллионов рублей сейчас посчитан.

18 миллионов рублей? Это ведь какая-то маленькая сумма для кино, обычно, речь идёт о десятках, если не о сотнях миллионов, чтобы снять фильм.

У нас необычный бюджет. Мы снимаем не в Москве, поэтому, очень многие статьи расходов у нас сокращаются. Отсутствие звёзд имеет большое значение, все артисты местные. Большая часть съёмочной группы тоже из Красноярска. Сценарий, режиссура, музыка — тоже существенная часть экономии, я отказываюсь от гонорара по этим статьям.

То есть, вы работаете бесплатно?

Я работаю за небольшой процент от сборов в прокате и зарплату продюсера.

Как вы будете добывать эти деньги?

В несколько этапов. Сейчас мы запускаем на «планете ру» краудфандинг кампанию, где планируем собрать около 400 тысяч на съёмки тизера, в котором будет несколько сцен, раскрывающих главных героев. С этим тизером мы будем участвовать в питчинге Минкульта на соискание поддержки дебютного фильма. Я, как выпускник ВГИКа, имею право претендовать на государственную поддержку.


В течение лета мы будем предлагать инвесторам и партнёрам участвовать в производстве фильма. По нашим расчётам минимальная аудитория фильма будет не менее 400 тысяч зрителей по краю и более полутора миллионов зрителей по России. Это заманчивые показатели для партнёров, для продвижения их компаний.

В общих чертах, бюджет должен состоять на 50% из инвестиций заинтересованных компаний, 30% процентов патнёры, 20% спонсоры, включая краудфандинг.

А чем отличаются спонсоры от партнёров и инвесторов?

Инвесторы, это компании или люди, которые вкладывают в производство средства и получают проценты от проката фильма в процентном соотношении своего вклада. Вложили 10% от бюджета, получают 10% от прибыли.

Партнёры получают рекламу в начальных титрах, логотип компании на всех постерах, буклетах, на сайте проекта, упоминание в СМИ, стенды компании на премьерных мероприятиях.

Спонсоры помогают проекту и получают место в заключительных титрах. В отличие от партнёров, спонсоры сами распоряжаются информацией о своём участии в проекте, упоминают об этом в своих рекламных ресурсах.

Да, действительно, такого подхода профессионального у нас в Красноярске ещё не видели. Я вам от всей души желаю удачи в этом проекте, чтобы всё у вас получилось и красноярцы смогли гордиться фильмом “Реинкарнация”, когда он выйдет в широкий прокат по всей России.

Спасибо большое!

Может быть вы хотите сказать что-то читателям?

Следите за нами в соцсетях, рассказывайте друзьям! Нам очень нужна ваша поддержка! И до встречи в кинозалах в 2019 году.


Беседовала Надежда Козлова.

Вы можете поддержать нас здесь


Просмотров: 0
Asset 2.png
Монтажная область 7 копия.png
Монтажная область 7.png
Монтажная область 7 копия 2.png